День прошел не зря

— На улице прицепился хач-недоросток (я была на каблуках, он был ниже меня ростом!) с попыткой познакомиться. Рявкнула на него так, что он аж присел, после чего над ним начали ржать его же товарищи. Ушла довольная, хорошее настроение обеспечено.

Прекрасное: в помойке видела и даже трогала ионный инжектор, относящийся по-видимому к одной из старых советских установок по термоядерному синтезу. Впечатляет.

было еще много приятного.

Hydrodamalis gigas

Старое здание военного аэропорта — ржавые ангары, когда-то покрашенные в зеленый, Силуэт диспетчерской башни, застывшие остовы радаров.
Безоблачное небо и солнце — я физически чувствую кожей давление фотонов. Легкие порывы ветра.
Оталенный и нарастающий шум, сначала неясно ни его происхождение, ни направление, но потом становится понятно — шум винтовых двигателей. И на меня надвигаетсяя огромный, четырехвинтовой Lockheed C-130 Hercules . Он идет совсем низко — метров 300, не больше, так что я могу разглядеть ржавые швы обшивки. Та же старая зеленая краска, что и на здании аэропорта. Его брюхо, старое, но живое — совсем над моей головой, и я от волнения не могу справиться с настройками фотоаппарата. Огромная машина, военный транспортник, похожий на реликтового зверя. Он неспешно проплывает в сторону моря, и я наконец делаю кадр — на снимке кусок безоблачного синего неба, там, где еще секунду назад был хвост самолета. Я никогда не видела в воздухе таких старых, но все еще находящихся на боевом дежурства, машин.
А через 20 минут я вижу его уже заходящим на посадку. Он неспешно выходит на глиссаду, садится на затерянную среди полей ВПП и я вижу, как за изгородями и одноэтажными постройками мелькает его защитно-зеленый хвост.